Сказки дедушки Бабая

Хотите стать нашим автором?

Ну, попробуйте...

Рассказочки

Автор: Вампирусий

Бог подаст

Один мой знакомый; постоянные мои читатели могут даже предположить (и совершенно справедливо), какой именно; недавно рассказал мне о том, как однажды заблудился в дремучем лесу. Уже к полудню беспокойство зародилось в его душе, а к вечеру обуяло его полное смятение, ибо про лес тот среди редкого местного населения издавна ходили нехорошие слухи.

Словно в страшной волшебной сказке извивались вокруг него стволы столетних неведомых дерев, зловещий шорох в их кронах заставлял сжиматься его, и без того не особо храброе, сердце. Конечно, он клял себя, на чем свет стоит, за необдуманный поход, но уже смеркалось, чаща растворялась во мраке, и казнить себя в такой ситуации было уже бесполезно. Пора было думать о ночлеге.

Тем не менее он все брел, гоня от себя последние здравые мысли; отупело сосредоточившись на боли в гудящих от усталости мышцах. Неожиданно он обнаружил, что стоит на краю небольшой полянки, а прямо перед ним возвышается кособокое, печальное здание заброшенной церкви. Словно желая напугать усталого путника еще больше, в этот момент из-за туч выглянула злорадная луна, осветив выбитые, затянутые паутиной окна, дырявый купол с обломанным крестом и покосившуюся приоткрытую дверь.

Не решаясь войти, потревожить покой забытого богом жилища, он некоторое время стоял, изучая его зловещие очертания; но тут, словно подстегивая его нерешительность, где-то невдалеке загрохотал гром и догоняющий из-за спины шум начинающегося дождя заставил его изо всех сил припустить к неожиданному убежищу. Лишь только успел он заскочить в узкую щель меж насмерть заклинивших створок, луна исчезла, а на крыльцо обрушилась сплошная стена воды.

В церкви царила непроглядная темень, а сквозь шум бушующего на улице ливня, было слышно, как капает где-то вода, да всхлипывает под куполом затхлый сквозняк. Вспышки молний выхватили из темноты перевернутые лавочки, завалившийся иконостас, криво зависшее на одном гвозде распятие и испещренное звериными следами полотно пыли под ногами. Перед входом уже натекла здоровая лужа.

Осторожно, чтобы не налететь на что-нибудь в потемках, прислушиваясь к слышащимся отовсюду скрипам и шорохам, полный тоскливых предчувствий, гость двинулся по проходу. Вдруг с пронзительным визгом, как кричат, наверное, лишь истязаемые в аду души грешников, чиркнув по щеке кровавую полоску, мимо пронеслась летучая мышь. Он споткнулся и сдавленно выругался. За алтарем что-то рухнуло и разбилось.

Он замер и прислушался. От мощного порыва ветра вздрогнуло, казалось, само здание и откуда-то сверху, вспугнув проклятых рукокрылых, сорвался кусок крыши. В дальнем углу заворочалось, застонало что-то, что наш герой изначально принял за очередные шутки неугомонной стихии, но потом, прислушавшись, с замиранием сердца понял, что подобные звуки могут исходить только от живого существа. К тому же хруст каменной крошки, скрип половиц и хриплое дыхание неумолимо приближались.

Сходя с ума от навалившегося на него липкого ужаса, человек попятился. Под ноги опять попалась та же перевернутая скамейка и, вскрикнув, он повалился на спину. Неизвестный всхрапнул и зашаркал быстрее. В ворчание вплелись какие-то чавкающие звуки и неожиданно стало напоминать неразборчивую, но почти человеческую речь. Перебирая всеми четырьмя конечностями, словно полураздавленный паук, он отполз к стене, вжался в нее, но продолжал судорожно скрести ногами, силясь распластаться, слиться с ней, а лучше – пройти сквозь и, сломя голову, броситься наутек.

Очередная вспышка осветила бесформенную но, тем не менее, явно человеческую фигуру… и нашего жалкого скукоженного героя. Обрадованное близостью вожделенной добычи существо оживилось и довольно внятно произнесло: «Воззрите на птицы небесныя, яко не сеют, ни жнут, и Отец ваш небесный питает их. Господи, благослови пищу мою, которую ты послал!»


И стоит ли говорить, что друг мой, ныне давно уже официально считающийся пропавшим без вести, поведал мне эту историю через одного известного медиума – специалиста по общению с духами мертвых.