Сказки дедушки Бабая

Хотите стать нашим автором?

Ну, попробуйте...

Рассказочки

Автор: Вампирусий

Сказание о пожилом самурае

Старость… можно ли найти хоть одного человека в целом мире, кто б не убоялся ее пыльного призрака, согбенного ссохшегося призрака с беззубой впалой пастью? Кто не просыпался в поту ночью от леденящего ощущения что сок жизни покидает его вместе с красотой, силой, самим разумом? Чем станешь ты, когда коснется тебя своей клюкою полуистлевшее чудовище, быть может – таким же полуживым растением?

Возвращаясь домой с работы, я пил пиво и думал о своем, потаенном. Путь мой пролегал темными безлюдными дворами-подворотнями. Пыльные пустые окна слепо глядели сквозь паутину, ветер носил обрывки газет и перекатывал пустые бутылки. На парапете, обрамляющем ров, куда выходят окна подвала, примостилась маленькая старушка с сучковатой палочкой, увидела меня и попросила помочь ей выбраться на улицу. «Старенькая я, сама не дойду», - пожаловалась она.

«Что ж Вас, бабуля, черти в такую даль занесли?» - удивился я, на что поведала мне, что ежедневно совершает она своеобразный моцион – бродит пустынными улицами, наслаждаясь тишиной и покоем, луной любуется, мечтает. «А хулиганов-то не боитесь?»

«А что их, милок, бояться? – хихикнула бабушка. – Я в молодости, знаешь, о-го-го была! Ниндзюцу изучала, кен-до и джиу-джицу. У меня вот даже в тросточке катана запрятана на всякий случай…»

Пока ковыляла она, вцепившись в мой локоть скрюченной птичьей лапкой, поведала мне бывшая самураиха о том, как встретила сегодня троих хулиганов – «водку из бутылки пили, ругалися грязно, курили и плевались вокруг» - и вышел у них конфликт на этической почве. Хулиганы ее матом обложили, а бабуля мечем самурайским их и порубала в воспитательных целях.

«Спасибо тебе, внучек, - молвила старушка, когда выбрались мы к людной, ярко освещенной центральной улице, - дальше уж я сама как-нибудь. Век твою доброту помнить буду. Возьми вот клубочек волшебный!»

«И что же мне с ним делать?» - спросил было я, но бойкая старушенция словно растворилась. Я же вернулся обратно к тому месту, где встретил ее, перегнулся через парапет и заглянул в яму, но сгустившиеся вокруг сумерки обернулись на дне непроглядной тьмою. Тогда я зажег спичку и бросил ее вниз, но она сразу погасла, не позволив что-либо разглядеть. Я подобрал обертку от шоколадки, отделил шелестящую фольгу, поджег и отпустил. Пикируя и кружась, самодельный светильник устремился ко дну. Углы бумажки кукожились и чернели и пламя неминуемо бы потухло, но коснувшись дна, пепел осыпался, огонь напоследок вспыхнул и успел выхватить отсеченную кисть руки и мертвый остекленевший глаз.