Сказки дедушки Бабая

Хотите стать нашим автором?

Ну, попробуйте...

Рассказочки

Автор: Вампирусий

Таракан по фамилии Иванов

Тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла облюбованную тараканами кухню. После ужина на столе осталась целая груда немытой посуды, весть об этом мгновенно донеслась до Племени, ожидавшей завтрака, и вот уже тысяча насекомых слетелись к столу, чтобы хитростью или силой добыть крохи пищи. Еще одна хлопотливая ночь вступила в свои права.

Но вдали от всех, вдали от немытых тарелок и залапанной кетчупом скатерти совершал свои тренировочные пробежки таракан по фамилии Иванов. Он бегал по подоконнику, стараясь на этом неприспособленном для разгона участке развить сверхзвуковую скорость. Получалось хреново, но настырный спортсмен не сдавался.

Как писал еще Жан Анри Фабр, тараканам свойственно быстро есть, но не быстро бегать. В силу лености тараканьего интеллекта, пробежки расцениваются ими лишь как средство добычи и сохранения пищи; но не как самоцель тараканьего существования. Совсем иначе мыслил Иванов - лишь на скорости мог ощутить он дыхание вечности, хлопнуть Фортуну по крупу и умчаться от нее восвояси. Конечно, он мог. Просто до сегодняшней ночи ему это не удавалось.

До глубокого утра таракан по фамилии Иванов изнурял себя тренировками. Пятясь к самому краю подоконника, он старался увеличить дистанцию для разбега. Когда задние лапки начинали соскальзывать за край, а брюшко опасно перевешивать, рыжей молнией срывался с места и галопировал наискосок в дальний угол подоконника. По силе лобового удара и засекал скорость. Выходило что-то около 100 км/ч.

Близилось утро. Заря осветила истоптанный подоконник и окровавленную вмятину в месте финиша. Лапки и усики Иванова ломило от усталости.

- Эк я себе все мозги вышибу, - пробормотал героический таракан. - Может, попробовать бежать в другую сторону?

И он попытался. От стенки отталкиваться оказалось удобнее, так что он сразу выиграл в скорости. Ветер ревел у него над головой. Сто пятьдесят, двести километров. Он даже успел представить, как разгоняется до скорости света и, походя, забегает на уикенд к далеким родственникам арахнидам, что обитают в галактике за каких-то пол сотни парсеков от его родной кухни. Но тут закончился подоконник и тараканья пробежка превратилась в полет…

Он приземлился в помойном ведре - уставший и довольный. Скорость, с которой он финишировал, зашкаливала за 220 км/ч. Он понимал, что это триумф! Прорыв! Незабываемый, неповторимый миг в истории тараканьего племени и начало новой эры в жизни Иванова.

В тот день он не стал вылезать из ведра. Все оставшееся до ночи время, он провел в мечтах о новой расе сверхскоростных тараканов. "Когда они услышат об этом, - он думал о Прорыве, - они обезумеют от радости. Насколько полнее станет жизнь! Вместо того, чтобы уныло сновать между пустыми тарелками - знать, зачем живешь! Мы покончим с невежеством, мы станем существами, которым доступно совершенство и мастерство. Мы станем свободными! Мы научимся Бегать!"

Когда он взобрался на стол, где уже вовсю пировала тараканья братия, все взоры тут же повернулись к нему. Он гордо прошествовал к глубокой тарелке и откашлялся.

- Братья и сестры! - воскликнул он, - Я думал весь день, и принес вам благое известие! Отныне мы больше не будем влачить существование жалких кухонных паразитов! Отныне мы будем лишь бегать - быстрее ветра, быстрее света, быстрей тапка!

Потрясенная тишина сгустилась, как холодец, над тараканьей колонией. Ужас перед тапком, в отличие от жажды скорости, в каждом заложен с рождения.

- Молодой таракан, - прошамкал, трехногий и уважаемый старейшина племени. - Да будет Вам известно, что невозможно обогнать тапок. И это научный факт.

Столешница взорвалась презрительным смехом. Братья и сестры тараканы падали на спину и сучили в воздухе лапками. Гвалт стоял неимоверный. Неожиданно в кухне вспыхнул свет, и на пороге возникла фигура хозяина с тапком в руке.

Тараканы прыснули в разные стороны, посыпались на пол переспелыми семечками. Лишь Иванов остался на месте и приготовился принять бой. Словно в замедленной съемке он видел, как играют под майкой мощные мускулы, как разжимаются пальцы и тапок летит, кувыркаясь в воздушных потоках, прямо в него. Когда смертоносная тень коснулась его напряженных усиков, Иванов попятился, уперся спиной в тарелку и, наконец, распрямился в отчаянном броске. Позади громыхнула, обдав его брызгами супа, злосчастная посудина, пискляво матернулась задетая ложка. Таракан Иванов перепрыгнул на стену и взлетел к потолку.

Он вжался в угол и следил за тем, как хозяин снимает второй тапок и заносит его для броска. Теперь Иванов был спокоен. Он лишь сильней вжался в угол, напряг мышцы и наметил маршрут.

Привычно обогнав дьявольский снаряд, таракан не остановился, а продолжил набирать скорость. Гравитация только помогла. Иванов проскочил плинтус и со сверхзвуковым хлопком протаранил паркет…


Три долгих ночи оплакивали тараканы своего героя. В гнетущей тишине они поглощали свой суп, хлебные крошки и недоеденный остов котлеты. А на исходе третьей ночи перед их удивленными усиками буквально из ничего материализовалось чудесное насекомое. Лишь с величайшим трудом, да и то лишь по запаху, в нем можно было признать трагически пропавшего таракана Иванова.

- Дети мои! - воскликнул пришелец. - Теперь вы знаете, что скорость тапка для нас не предел? Если хотите, я поведу вас за собой туда, где для тараканов нет запретов - в тараканий рай!

- Хотим, хотим, о св. Иванов! - загалдели тараканы, выстроились в каре и помчались вслед за Учителем.

После того, как из мира ушли тараканы, началась третья мировая война. Она длилась минут пятнадцать. Затем на смену людям пришла раса разумных пельменей. Но это уже совсем другая история, написанная не для нас…