Сказки дедушки Бабая

Хотите стать нашим автором?

Ну, попробуйте...

Рассказочки

Автор: Вампирусий

Йошь

- Йошьтвоювбогадушумать! – воскликнул Луинда Покрышкин и пнул носком кирзового ботфорта зависший системник.

- Да шо ж ты, Лувиндочка, кажэшь, - расстроилась Сизаветта Коровна – бессменная, вот уже около полувека бухгалтерша ООО «Рога & Компьютер Inc.». – Не богохульствуй, а то Боженька тебя покарает!

- Шли бы Вы, Сизаветта Коровна, - отмахнулся Луинда. – Я ж сысадмин. Мне без матюга – как столяру без кувалды!

- Ох, зря ты, Лувиндочка, Боженьку поминаешь нехорошим словцом. Смотри, добалакаешься…

И правда. Добалаболился….

Очередь из противотанкового благодатника прошила иллюминатор, как связка кадил сокрушает богомерзкую плоть демонов. Один из зарядов облагодетельствовал крючок трехпудовой серебряной люстры, и та со звоном обрушилась под ноги богохульнику. Луинда отпрянул, но в ареоле осколков в каюту бухгалтерии уже десантировался отряд инквизиторов с благодатниками на перевес.

- Кто из вас Луинда Покрышкин, афрокомпьюторщик на полставки? – командир инквизиторов передернул затвор. – Именем Вседержителя Йоша, Вы арестованы!

- Но в чем, йошьвашмать, вы меня обвиняете?

- Поминал всуе имя Господа нашего, властодержца Йоша Великого. Статья n-надцатая, параграф m-надцатый Прямославного Уголовного Кодекса!

- Йо…рмунганд тебя подери!..


Командир инквизиторов вывел Луинду из-под гнета народного гнева во двор, где пришвартовался фаллообразный инквизиторский воронок.

- Фигля пыритесь? – гаркнул иезуит и влупил благодатную очередь по немигающим таращилкам иллюминаторов. Осуждающие лики бывших коллег тут же спрятались – сотрудники ООО благоразумно предпочли вернуться к своим нехитрым обязанностям.

- Слышь, братан, - Покрышкин поерзал на дерматиновом сиденье. – Ты это серьезно?

Иезуит поставил благодатник на предохранитель и обернулся к задержанному.

- Вполне. Наш господь Йошь в опасности, а все из-за таких, как ты!

-Ну, здрасьте! – заржал Луинда. – Что ж это за господь такой, который распускает нюни на «йошьтвоюмать» и «шоптяйошомзадавило»? Нейошьто ему какое-то дело осталось до нас, смертных?

- А вот представь себе! – огрызнулся инквизитор. – Он старался, страдал за нас, а в ответ – лишь хиханьки, да афронебрагодарность от таких, как ты!

- Ну, йошь… в смысле <би-иб> твою мать! Я ж не знал…

- А что ты знаешь!? – иезуит патетически всхлипнул. – Наш Господь – нежное ранимое существо! У него, может быть, от каждого вашего «й-штвоюматера» отсыхает одно щупальце! А если все щупальца отсохнут – знаешь, что произойдет?

Луинда недоуменно хрюкнул.

- Если отсохнет последнее щупальце Отца и Господа Нашего, Йоша Великого и Ужасного – наступит Всемирный Апокалипздец!

- Да, ты гонишь! – опешил афроадмин.

- Не веришь? – иезуит полыхнул единственным настоящим оком. – Приедем в участок – сам во всем убедишься!

Скрипнув трехцилиндровым антигравитатором, иезуитский воронок пришвартовался на стоянке районной инквизитории.

- Вылазь, приехали, - скомандовал конвоир.

Они прошли мимо клумбы с квелыми одуванчиками в форме Йошового Лика, мимо щербатой стены с мемориальной доской Йошкиной Матери, поднялись по выщербленным ступеням районного Дворца Прямославия.

- Дальше ты сам, - патрульный робко мигнул на дверь лазерным прицелом, имплантированным в правый глаз.

- А ты?

- Я недостаточно благ для посещения этого Священного Места, - признался иезуит.

- Но ты ж обещал рассказать мне про вашего господа? – возмутился афроадмин.

- Там тебе все расскажут, - успокоил его командир инквизиторов. - Не задерживайся на проходе, да и вообще… Нас с ребятами уж на площади Тринадцатой Инаугурации заждались…

Катализируемый почти дружеским подзатыльником, Луинда ступил под сень Инквизитория. В прохладных застенках Дворца Прямославия на Покрышкина неожиданно снизошло некое подобие благодати. Афроадмин неожиданно понял, что был не прав, что жизнь его прошла зря, что системный блок не выдерживает никакого сравнение с муками Спасителя, а его собственная судьба – лишь неказистая побрякушка в щупальцах Йоша, мать его побери!

- Обвиняемый Луинда Покрышкин, обвиняющийся в смертном грехе йошохульства, признаете ли Вы свою вину? – громыхнул под сводами обличающий глас с механическими нотками уверенности в непогрешимости приговора.

- Дык, я ж все равно ни в какого Йожа не верю! – рассмеялся Луинда.

Голос закашлялся.

- Зря Вы так, молодой человек, - заметил он, чуть погодя. – Йошь сам страдал, да и вам велел…

- Это ты гонишь? – уточнил Покрышкин, почесывая сквозь штаны навершие профессионального заболевания всех компьютерщиков.

- Я на полном серьезе, - обиделся невидимый обвинитель. Чавкнул разок, и вдруг предложил: - А давай я тебе его покажу?

- Кого? – испугался Луинда.

- Дык, Господа нашего, Йоша Великого и Ужасного, Благодать которого не знает Разумных Пределов.

- Ну, покажи… - обвиняемый вздохнул. – Небось, опять в фотошопе намалевали…


Вопреки опасениям скептично настроенного сисадмина, божество оказалось настоящим. Оно печально перебирало щупальцами в углу бетонного каземата на самом нижнем подвальном этаже Прямославного Храма, куда Луинду привел замшелый старикашка-обвинитель. Во время их разговора дедок, как оказалось, хоронился в подсобке. Сейчас же служителя Истинного Божества будто бы подменили.

- Смотри! Смотри! – закричал пожилой психопат и ткнул вседержителя тростью. – Видишь, оно живое! Это он, Йошь, создатель нашего мир! Он отделил землю от неба, тварей от гадов, а людей от таких выродков, как ты! Только черные неблагодарные недоноски типа тебя решаются поносить деяния Его Мясистых Отростков! А ведь он – нежный, ранимый и очень чувствительный! Каждое богохульство фатально сказывается на его здоровье. И если ты, или какой иной вероотступник поминает Светлое имя Йоша всуе, или в нелицеприятном для демиурга ключе – у Создателя нашего отмирает очередное щупальце. А знаешь, что произойдет, если отсохнет последнее щупальце?

Покрышкин посмотрел на Создателя недоуменно. Йошь был похож на присосчатый многочлен, каким его иногда изображают на партах высших учебных заведений с математическим – в ущерб культурному – уклоном.

- Дедуся, расслабься, - хмыкнул Луинда. – На наш с тобой век его точно хватит.

- Ха, парень, не так все просто, - обвинитель перехватил клюку наподобие дубинки. – Господа надо кормить. Только поемши Всевышний может отрастить новые щупальца. А не отростит – и все, Апокалипздец!