Сказки дедушки Бабая

Хотите стать нашим автором?

Ну, попробуйте...

Рассказочки

Автор: Вампирусий

Проросло

На днях, наконец, в наши широты явилась весна. Хотелось бы верить, что окончательно. Вчера, наконец, выбрался в обед попить пива и погреться на солнышке.

В этот день бог послал **** ***чу к пиву бог послал соленые орешки и пачку «Примы-люкс». Уютно расположившись на колченогой дворовой лавочке, **** ***ч неторопливо отворил бутылку «Оболони» и дефлорировал пакетик с орешками. Мимо пролетали мгновения, с укоризной косились офис менеджеры и милиционеры, прогуливались собаководы с истосковавшимися по раздолью питомцами, мельтешили старушки с авоськами. После первого глотка и первой же горстки орешков жизнь начала налаживаться.

В небе неспешно переваливались толстые пушистые облака. Казалось – солнце растирает по своему лоснящемуся лику розовую пудру бледно-голубыми ватными шариками. Неподалеку на асфальт ляпнулась из поднебесья и застыла, ощетинившись протуберанцами, голубиная лепешка.

- Развелось наркоманов! – мерзкое старушечье карканье вырвало меня из состояния эйфории. – Пошел вон, проклятый, пока милицию не позвала!…

Услышавший гневную тираду случайно очутившийся в небезопасной близости охранник мирского спокойствия с опаской покосился на разъяренную старушенцию, и поспешил свернуть за угол. Дворик как-то незаметно опустел и даже светило уткнулось напудренным носом в подушку вовремя набежавшей тучки.

Бабка тем временем не унималась:

- Чтоб те повылазило! Пошел, пошел! Кыш, алкашня подзаборная!…

Я обиделся и ушел. В спину мне долго еще неслись всевозможные страшные проклятья. Настроение, казалось, было непоправимо испорчено…

Но сегодня утром я ощутил в полной мере весь ужас бабулькиного проклятья. Ужасная боль во всем теле раздирала меня изнутри, мир виделся через какую-то зеленоватую пелену. Когда взгляд мой упал на руку – я вздрогнул и попытался закричать, но распухший воспалившийся язык полыхал, не помещаясь во рту и у меня получилось какое-то сдавленное нечеловеческое шипение. Из последних сил я подполз к зеркалу, и от того, что там увидел, сознание мое, наконец, поглотила тьма…

Да, гневные речи вчерашней старушки в полной мере обрели плоть. Все мои члены перекрутила как ветви сказочного ильма ломающая кости судорога, кожа сморщилась и пошла кровоточивыми трещинами. Кое-где, на кончиках пальцев и из глазниц, повылазили нежные бархатные росточки. Естественно, идти на работу в таком виде было совершенно нельзя.

Как я потом понял, это проросли обильно политые пивом соленые орешки…


Конечно, про глобальное одеревенение я малость нагнал. Максимум что у меня одеревенело – это мозги, а на трудоспособности сия маленькая неприятность никоим образом не отражается. Так что на работе я сегодня с самого утра.

Где-то днем, после обеда (пить во время него пиво я, все-таки, не рискнул), на очередном перекуре наблюдал призабавнейшую картину. В горячо любимом мной ментовнике, располагающемся прямо напротив нашего полуистлевшего крыльца, кипел озеленительный субботник. Менты, по-гражданке, зато все, как на подбор, толстые и внушительные, рыли лопатами грядки, обрубали деревьям дикорастущие лишние веточки. Тем же, что примечательно, совковым орудием.

Неожиданно грозные липовые стволы шевельнулись и сомкнули свои ряды, окружив незадачливых лесорубов. К несчастным потянулись колючие серые лапищи. Словно паучьи нити из древесных ветвей выстрелили лианообразные побеги и спеленали ментов так, что наружу остались торчать лишь испуганные бледные лица с перекошенными в крике ртами и глазами, выпученными в безмолвной муке.

Очевидно, клейкий древесный сок лишил жертвы возможности двигаться потому что зеленые коконы застыли, но тут же снова пришли в движение – нити натянулись и принялись втягиваться обратно в плоть дерева. Подтащив жертвы к стволу, плотоядные липы раззевали зубастые пасти дупел, где несчастные и исчезали в них навсегда. Наконец, все было кончено.

Только тут, завязнув вместе с действующими лицами этой трагедии в безжизненном киселе пространственно-временного континуума, я обратил внимание, что количество жертв не совпадает с количеством дерев-людоедов. Холодная дрожь пробежала вдоль моего хребта и вместе с душою предательским пинком ударила в пятки. Словно загипнотизированный я смотрел и смотрел, не замечая того, что ноги уже перестали меня слушаться и я, словно сомнамбула подступаю все ближе. И вот, подойдя вплотную, протягиваю руки и с душераздирающим криком вгрызаюсь в трепещущее тело последнего человека…